Глава 24. Разговор длился уже почти два часа и Министр всё больше убеждался

Разговор длился уже почти два часа и Министр всё больше убеждался, что сидящий напротив мужчина, так открыто рассказывающий о печальных событиях прошлого, говорит правду. Он вполне допускал, что некоторые события мистер Реддл предпочёл не афишировать, но в целом картинка складывалась весьма неприглядная.
- Значит, Вы уверены что за всеми этими событиями стоит Дамблдор, - устало потер виски Фадж. - Вот только зачем ему была нужна вся эта морока?! Победитель Гринденвальда вполне мог стать министром, и его без сомнения поддержало бы большинство избирателей.
- В том-то и дело, должность министра это совсем не то, о чём мечтает старый интриган. Власть министра довольно серьёзно ограничена, а Глава 24. Разговор длился уже почти два часа и Министр всё больше убеждался директор хочет стать как минимум королём...
В слова Реддла Корнелиусу не слишком-то хотелось верить, но уж слишком директор его достал за последние годы. Да и многие события приобретали смысл.
- И что же Вы предлагаете, мистер Реддл? Вам, я думаю, тоже хочется власти. - Министр подозрительно посмотрел на собеседника.
- Ну, вообще-то я хотел бы заняться разработкой новых заклинаний и ритуалов, а это несколько не вяжется с бурной общественной деятельностью. - Том расслабленно откинулся на спинку, понимая, что сумел несколько успокоить подозрительность министра. - Поэтому у меня другое, гораздо более заманчивое для Вас предложение.
- И какое же? - Министр подался вперёд, невольно выдавая Глава 24. Разговор длился уже почти два часа и Министр всё больше убеждался свою заинтересованность.
- Я предлагаю Вам прекращение военных действий в обмен на амнистию в отношении моих сторонников. Думаю, десяти процентов от состояний каждого из них будет достаточно, чтобы квалифицировать их действия как мелкое хулиганство? - дождавшись от обалдевшего от такой наглости министра согласного кивка, Реддл продолжил: - Разумеется, я понимаю, что для заключения перемирия Вам нужны гарантии и предлагаю брак между представителями наших сторон.
- Хм, и кого же Вы хотите поженить? - Корнелиус не сразу понял, что собеседник ждёт от него ответа на своё предложение, и молчание получилось довольно продолжительным.
- Со стороны Министерства это естественно будет Гарри Поттер, с моей стороны - Драко Глава 24. Разговор длился уже почти два часа и Министр всё больше убеждался Малфой, а чтобы Дамблдор не чувствовал себя обделённым, включим в союз его подопечного — Северуса Снейпа. - Том мстительно улыбнулся, представляя насколько добрый дедушка будет «счастлив» от такого подарочка. Кстати о подарочках...
- Господин Министр, может, стоит провести церемонию бракосочетания в канун Рождества? Думаю, обыватели обрадуются окончанию войны да ещё и праздник...
- Великолепная идея, мистер Реддл! Только вот согласится ли мистер Поттер на брачный союз, тем более триаду?!
- Главное, чтобы согласился Снейп. - Хищно усмехнулся Тёмный Лорд. - Вы знаете о redimere servitio? Так вот, Поттер сейчас полностью подчиняется нашему несравненному зельевару.
- Хм, это объясняет дошедшие до меня слухи. - Задумчиво пробормотал Фадж, анализируя Глава 24. Разговор длился уже почти два часа и Министр всё больше убеждался полученные сведения. - Профессора Дамблдора, я думаю, не стоит ставить в известность, да и лучше если в наши планы будут посвящены только проверенные люди.
- Прежде чем кого-то посвятить в сложившуюся ситуацию, разумно будет взять непреложный обет. - Том налил в два бокала коньяку и протянул один Корнелиусу. – Думаю, нам стоит отметить заключённое соглашение.
Коньяк у Малфоя оказался отличным и два заговорщика воздали ему должное, попутно ухитрившись договориться и о некоторых перестановках в чиновничьем аппарате. Когда лорд Малфой заглянул в кабинет, оба мужчины в обнимку сидели перед зажжённым камином и распевали похабные песни. Тихонько закрыв дверь снаружи, блондин решил, что такая картинка Глава 24. Разговор длился уже почти два часа и Министр всё больше убеждался слишком сильно ударила по его психике и срочно послал эльфа за бутылкой лучшего огневиски. Как же ещё можно поправить своё состояние после лицезрения своего Лорда пьяным в зюзю?!



* * *
- Профессор Дамблдор, Вы нас вызывали? - На пороге директорского кабинета замерли Грейнжер и Уизли.
- Проходите, мои дорогие. Лимонных долек?
- Нет, спасибо. - Вежливо отказалась Гермиона, не дав Рону и рта раскрыть. - Вы придумали, что нам нужно сделать, чтобы вернуть Поттера назад?
- Именно за этим я вас и позвал, ребята. Нам нужно убедить младшего Малфоя держаться подальше от Гарри. Рон, надеюсь, твои друзья смогут тебе помочь с «аргументами»? - Директор испытующе посмотрел на рыжего парня, и Глава 24. Разговор длился уже почти два часа и Министр всё больше убеждался дождавшись утвердительного кивка, обратился к его подруге. - Гермиона, пока Рональд будет занят нашим аристократом, попытайся ещё раз убедить Гарри в недопустимости его поведения.
- Я постараюсь профессор, но Гарри очень упрям...
- Я верю в тебя, моя девочка. - добродушно усмехнулся Дамблдор, со спокойной совестью отправляя в рот очередную лимонную дольку. А чего расстраиваться? Проблема с избранным скоро должна решиться, благодаря этим преданным лично ему детям, а если дельце не выгорит, то он будет ни при чём. Чары конфиденциальности, загодя наложенные на кабинет, не дадут детям кому либо рассказать о сегодняшнем разговоре.
- Мы можем идти? - Гермиона уже планировала, о чём будет разговор Глава 24. Разговор длился уже почти два часа и Министр всё больше убеждался с Гарри, поэтому взгляд у неё был несколько рассеянным.
- Конечно, мои дорогие, идите.

* * *
- Мистер Поттер, - строгий голос декана Гриффиндора остановил юношу, собирающегося выйти из кабинета. - Директор просил вас зайти к нему после занятий.
- Хорошо, профессор Макгонагал. - ответил мальчик, гадая про себя, что же понадобилось старому манипулятору. - Я могу идти?
- Конечно, мистер Поттер, пароль — «лимонный щербет».
Ругаясь про себя, Гарри побрёл к кабинету Дамблдора, не замечая злобный взгляд Рона, брошенный вслед. В кабинете вместо директора, к огромной досаде парня, обнаружилась Гермиона.
- Гарри, нам надо поговорить! - как всегда не терпящим возражений тоном начала девушка. - Ты стал очень странным в последнее Глава 24. Разговор длился уже почти два часа и Министр всё больше убеждался время. В гриффиндорской гостиной не появляешься, со мной и Роном не общаешься и всё время проводишь с этими слизеринцами. Профессор Дамблдор о тебе беспокоится, а ты...
- А что я, Гермиона? Должен в рот вашему «светлейшему» заглядывать? - гневно вскинулся Поттер.
- Ты неблагодарный идиот, Поттер! Неужели не понимаешь, что профессор Дамблдор делает всё для твоего же блага?! Ничего, скоро Малфой от тебя отстанет...
Гермиона не ожидала, что, услышав её неосторожную реплику, Поттер в мгновение ока окажется рядом и схватит её за шею.
- Что вы сделали с Драко? - почти прошипел Гарри, сжимая горло Грейнжер. - Тебе лучше ответить, пока я ещё себя контролирую Глава 24. Разговор длился уже почти два часа и Министр всё больше убеждался!
- Я не знаю, это было задание Рона... - хрипит девушка, пытаясь разжать безжалостные пальцы. - Они должны быть в каком-то заброшенном классе.
- Для тебя будет лучше, если я найду их раньше, чем Рон со своими дружками ему серьёзно навредят! Советую пересмотреть свои взгляды, Грейнжер, иначе однажды ты можешь и не проснуться. - Гарри разжал пальцы, позволив девушке упасть на колени у его ног. Брезгливо вытерев о мантию ладонь, которой сжимал горло Гермионы, юноша не теряя времени бросился на поиски блондина.
Гриффиндорка ещё некоторое время лежала на полу , давясь слезами. Ещё никогда ей не было так страшно. Поттер оказался вовсе не таким Глава 24. Разговор длился уже почти два часа и Министр всё больше убеждался наивным и всепрощающим, как она думала. Наконец успокоившись, девушка привела себя в порядок и поспешила в гриффиндорскую башню, молясь про себя, чтобы Рон не успел всерьёз навредить слизеринскому гадёнышу.


documentapxqugv.html
documentapxrbrd.html
documentapxrjbl.html
documentapxrqlt.html
documentapxrxwb.html
Документ Глава 24. Разговор длился уже почти два часа и Министр всё больше убеждался